Архив метки: «Интервью и статьи»

ВИА «Синяя птица» выступил во дворике вологодского Кремля.

Спокойную атмосферу очередного концертного сезона «Лето в Кремле» накануне нарушило выступление ВИА «Синяя птица».

Только раз в год «Синяя птица» дает в родной Вологде концерт. Говорят, тридцать лет назад эти песни звучали на всех танцплощадках города. На этот раз танцплощадкой стал дворик вологодского кремля.

«Ты мне не снишься», «Белый пароход», «Клен» — у «Синей птицы» нет непопулярных песен. Когда-то этот вокально-инструментальный ансамбль собирал аншлаги по всему Советскому Союзу. А теперь большие залы группа собирает во всех странах СНГ.

Как говорит Владимир Преображенский, лидер вокально-инструментального ансамбля: «Когда приезжаешь в чужие города, ты артист. А здесь, дома, ты — простой вологжанин».

В Лесной прилетала «Синяя птица». Эксклюзивное интервью с солистом легендарного ВИА (видео)

Любители ретро-музыки два года ждали этого события – приезда вокально-инструментального ансамбля «Синяя птица», а точнее музыкального проекта Владимира Преображенского. Со сцены звучали любимые и знакомые композиции — «Я иду к тебе навстречу», «В семь часов у Никитских ворот», «Белый теплоход» и конечно же «Клен», ставший просто русской народной песней. За несколько минут до выхода на сцену Владимир Преображенский дал эксклюзивное интервью Александре Узких.

Лесной Видео «Синяя птица»

Странная птица В Большом концертном зале Псковской областной филармонии состоялся концерт ВИА «Синяя птица»

Наши «Современники»

Зал был полон, публике концерт понравился. Музыканты работали хорошо. Тот, кто ждал классические хиты 70-80-х («Клен», «Мамина пластинка», «Ты мне не снишься», «Белый теплоход», «Три аккорда»), тот их услышал. Если и есть проблема, так это проблема состава. С большим трудом можно назвать тех хороших музыкантов, которые выступали в Пскове в прошедшее воскресенье, непосредственно «Синей птицей».

Создателями ансамбля «Синяя птица» были братья Роберт и Михаил Болотные. Основным солистом — Сергей Дроздов. В 1975 году они как ансамбль «Современник» переехали из Горького в Куйбышев и назвались «Синей птицей». Записали восемь долгоиграющих пластинок, стали лауреатами нескольких конкурсов. Объездили с гастролями полмира — от Сейшельских островов и Анголы до США. Но настоящая популярность была, естественно, только в СССР. Причем своеобразная. По телевизору их практически не показывали. Пели они исключительно любовную лирику. Известность им принесли гастроли и записи. Именно поэтому многие до сих пор не знают настоящих музыкантов «Синей птицы» в лицо. Тем более что их прошло через коллектив довольно много. Я насчитал, по крайней мере, 5 клавишников, 9 гитаристов, 3 бас-гитариста, 4 барабанщика, 3 музыканта струнной группы, 5 — медной группы и 16 вокалистов, включая Игоря Саруханова, Николая Парфенюка и Светлану Лазареву. Шесть лет работал в ВИА и Олег Газманов. Но ему, к счастью, петь так и не доверили. Слишком уж отличались его вокальные данные от голоса, к примеру, Сергея Дроздова.

Как птица из пепла

В конце 80-х ВИА «Синяя птица» распался. Интернет сообщает, что возрождение началось в 1997 году, когда бывший ударник «Синей птицы» Алексей Комаров и саксофонист Роберт Болотный «приняли два независимых проекта возрождения творческого коллектива». Успешным получился проект Комарова и Дроздова. Но в 2002 году Сергей Дроздов из ансамбля ушел. Остались барабанщик Комаров и вокалист и бас-гитарист Валентин Барков. При этом Алексей Комаров в свое время признал: «У нас много «двойников». Только из самарских музыкантов получилось три «Синие птицы». Но мы совершенно на них не обижаемся».

Они не обижаются. А на них? Вот свежий (от 10 января 2006 года) отклик бывшего барабанщика «Синей птицы» Игоря Доценко: «Читаю, читаю, читаю в Интернете про «Синюю птицу», где я играл с апреля 1982 года по август 1986 года на барабанах, записал три альбома… Не перестаю удивляться, как может Леша Комаров утверждать, что он или самозванный ансамбль под его руководством и есть ОРИГИНАЛЬНАЯ «Синяя птица». Леша, ты ж не записал после меня ни одного барабанного трека живьем… В течение последних трех лет, в разных концертных проектах Сереги Дрозда, я сыграл с его аккомпанирующим составом в Москве и Питере раз до десяти, и, смею заверить, это на сегодняшний день единственный коллектив, имеющий право называть себя «Синей птицей». Хотя бы потому, что «Синяя птица» ассоциируется с голосом Дрозда! А ты используешь этот брэнд, чтобы бабок насосаться. Неприятно это, дорогой. Без уважения, Доца (экс-драммер ВИА «Синяя птица» и действующий на протяжении уже 20 лет барабанщик ВИА «ДДТ»)».

Интересно, что в Псков вообще не приехал никто из упомянутых в этой публикации музыкантов. Ни Комаров, ни Дроздов, ни братья Болотные.

Основным вокалистом на псковской сцене оказался Владимир Преображенский (в вокально-инструментальном ансамбле «Синяя птица» он выступал с 1982 года). Остальные музыканты были совсем молоды.

P. S. Но за «В семь часов у Никитских ворот» им все равно спасибо.

•Январь 2006 года

21 июля, в одном из живописных мест Пятигорска — Лермонтовской галерее состоялся гала-концерт лучших песен знаменитого вокально-инструментального ансамбля «Синяя птица».

Корреспонденты «Великой Эпохи» встретились с руководителем и солистом ансамбля, исполняющего песни ВИА «Синяя птица», Владимиром Георгиевичем Преображенским.

 

Владимир ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ

 

 

Корр: Владимир, что для вас музыка? Способ заработать или нечто большее?

Владимир: В конце 80-х не стало «Синей птицы» как и многих-многих вокально-инструментальных ансамблей. Время изменилось, музыка изменилась, изменился музыкальный формат. Старое поколение так и не научилось петь под фонограмму. Я имею в виду, что в 90-х годах пошел тот формат, который звучал на радио, TV. Он был одинаковый, все писалось на клавишах — барабаны, скрипки, дудки. Наверно, это людей и оттолкнуло от залов. И, наверное, поэтому сегодня им захотелось послушать стареньких песен.

Люди искусства — музыканты, художники, это люди, которые долгое время добиваются признания. Сейчас, я думаю, мы доставляем радость моему поколению, и если так, то мы делаем большое дело, мы возвращаем его в залы. Что же такое концерт без фонограммы? Это же общение! Для меня музыка — это профессия. Бог дал. Мы не дарования какие-то особенные, а просто ремесленники, которые хорошо делают свое дело.

Сложно сохранять голос 30 лет. В вокально-инструментальном жанре нужно петь всем, чтобы был обязательно дуэт, подпевки. Одному-двоим трудно, нужны дополнительные силы. Если в группе молодые люди, им это должно нравиться. Я очень благодарен тем, которые работают со мной.

Жизнь в современном шоу-бизнесе очень сложна во всех отношениях — финансово, морально. Администратор буквально «выворачивается наизнанку».

Корр: Как Вы считаете, новомодные течения, веяния в области искусства отражаются на культуре? Дают они современному обществу то, что ему необходимо?

Владимир: Я недавно задал себе этот вопрос. Наверно, если появилось слово ретро, значит — ничего не происходит нового, такого, чтобы всех «положило на лопатки».

Яков Дальский, клавишник и вокалист ансамбля: Я могу добавить. Мое поколение 25-30 лет, мы «несчастные, потерянные», так нас принято называть. Мы родились для существования в определенном культурном пространстве, а оказались в другом. И мы не знаем, за что хвататься. У нас нет общей идеи, нет общей музыки.

 

Яков ДАЛЬСКИЙ

 

 

Владимир: Нет чего-то яркого. Раньше ансамбль набирал полный зал, так как был стиль, а у нынешних — никакого определенного стиля нет.

Корр: Конфуций сказал: «Триста стихов можно выразить в одной фразе — не думай о плохом». Вы можете прокомментировать?

Владимир: Я не знаю можно, или нельзя, но фраза одна — «Любовь». Любовь, которая правит миром. Мы говорим не только о любви к женщине. Любовь, она объединяет всех. Почему к нам приходят люди? Грустное или шуточное мы поём — все это о любви.

Корр: Есть мнение, что детям сейчас не хватает хороших песен. Как Вы считаете?

Владимир: Да, раньше были композиторы, которые писали песни для детей. Для садиков, например, были нотные альбомы. Пусть пять ноток, но чтобы развивать слух ребеночка, и обязательно были добрые слова, пусть про козочку, и опять же про любовь. А сейчас нет. Непонятно почему это происходит. Ведь все от детей начинается. Поколение, которое подрастает, его надо воспитывать.

Корр: Так музыкой можно воспитать человека?

Владимир: Конечно, я в свое время, закончил музыкальное училище. У вас были уроки пения в школе?

Корр: Да.

Владимир: Один раз в неделю, и на этом уроке все «стояли на голове». В Англии уроки пения шесть раз в неделю, во Франции — пять раз, В США — четыре раза, а после окончания колледжа (десятилетки) все обязательно должны владеть элементарным умением игры на 2-х музыкальных инструментах. И физкультура там — один из первых предметов, потому что нация должна быть сильной морально и физически — петь, танцевать, говорить, двигаться.

Песни «Синей птицы» можно охарактеризовать, как «старое-доброе». Ведь те кто постарше, наверняка помнят «Клен», «Белый теплоход», «В 7 часов у Никитских ворот», «Нелетная погода», «Я иду к тебе навстречу» и многие другие замечательные песни. Наверно, стоит задуматься над словами Вячеслава Добрынина: «… песни были искренними, теплыми, добрыми. Тем они и привлекали людей, их пели, ими заслушивались, песни становились спутниками жизни, были, как им полагается «душой народа». Именно душой.

Слушая песни давно минувших дней из репертуара «Синей птицы», задаешься вопросом: «А есть ли душа у сегодняшних песен, будут ли слушать современные песни завтрашние поклонники российской эстрады? Доживут ли вообще эти песни до завтра, как дожили, продлив свой век, и остались в благородной памяти целого поколения «наши» фирменные, радующие людей и сегодня — песни 70-х…?»

•8 июля, 2004 года

Русский Дом. Бенефис Владимира Преображенского.

Известный вологодский эстрадный певец отметил своё 50-летие праздничным концертом в Русском Доме. Звезда Владимира Преображенского взошла еще в начале семидесятых годов, и вот уже более тридцати лет солист не изменяет своему призванию. В ходе юбилейного вечера он познакомил гостей с главными этапами своего творческого пути.

 

Владимир ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ

 

 

Вокально-инструментальный ансамбль «Дождь» — это воспоминание о юности, времени первого увлечения искусством певца Тома Джонса и желания подражать своему кумиру на сцене.

Работа в легендарной группе «Синяя птица» принесла певцу первую известность. Были поездки за рубеж, успешные выступления на концертах, работа в грамзаписи. В итоге сформировалась особая творческая требовательность к себе и коллегам по сцене. Попасть в этот прославленный коллектив вологжанину помог счастливый случай: талантливого провинциального солиста рекомендовал москвичам композитор Теодор Ефимов. 1 июня 1982 года в Минске состоялось первое выступление Владимира Преображенского в составе «Синей птицы», которое открыло череду аншлаговых концертов для многотысячных аудиторий стадионов и Дворцов спорта… В короткие моменты отдыха, когда солист приезжал в родную Вологду, восторженные поклонники встречали его как героя.

В программу минувшего вечера вошло немало популярных песен. Их исполнил ансамбль, созданный уже В. Преображенским и напомнивший гостям Русского Дома любимые шлягеры из репертуара «Синей птицы». Приятный сюрприз ожидал слушателей с появлением на сцене Сергея Левкина — певца и композитора, друга юбиляра, еще одного солиста этой группы. Он пел так, как будто не было прошедших двадцати лет.

И в ряде других моментов программа дарила зрителям неожиданные сюрпризы. На вечере впервые выступил эстрадно-симфонический оркестр, объединивший в своем составе группу струнных, медных духовых инструментов с ударными и электроклавишными. Дирижировал оркестром Виктор Кочнев, сумевший показать новый творческие перспективы коллектива.

Еще один сюрприз программы — исполнение Владимиром Преображенским собственных песен, сочиненных на стихи вологодских поэтов — Н. Рубцова, В. Коротаева и др. Особенно выразительным показался лирический монолог «Ольха» на слова Ольги Фокиной под аккомпанемент гитары Виктора Колесова.

Элла Кириллова

•Бобруйск 2004 год

Концерт группы Владимира Преображенского во Владимире «Моя любовь жива»

Концерт группы Владимира Преображенского во Владимире

«Моя любовь жива»

 

 

 

Под этим названием на сцене Концертного зала им. Танеева при полном аншлаге прошел концерт популярного в 70-е и 80-е годы ВИА «Синяя птица».

Афиша, приглашавшая на концерт, вызывала у одних приятное удивление: «А что, они еще существуют?», а у других милые сердцу воспоминания: «Под их песни мы танцевали, влюблялись, расставались…»

На сцене Танеевского зала звучали любимые несколькими поколениями песни: «Ты мне не снишься», «Нелетная погода», «Последнее письмо», «Не обижайся», «Клен», «Белый теплоход» и многие другие.

Каждую зрители тепло встречали аплодисментами, криками «браво», а исполнителям дарили цветы. Многие не сдерживали эмоций, и пускались в пляс, что создавало добрую, домашнюю атмосферу.

Впервые ансамбль заявил о себе в декабре 1975 года. Их первая песня «Клен» стала своего рода музыкальным компасом, сверяясь по которому ансамбль нашел дорогу к своей аудитории.

Интересуюсь у руководителя ансамбля Владимира Преображенского, по какому принципу составлялась программа нынешнего концерта.

- Дело в том, — говорит Владимир, — что за те 3 года, когда мы решили вновь собраться, мы много ездили по стране. Просили наших зрителей называть песни, наиболее любимые и популярные. Их количество оказалось неожиданно большим. То, что получилось, то и получилось — вы слышали.

- Володя, не за горами 30-летие вашего коллектива. С чем приходите к юбилею?

- С хорошим рабочим настроением. Много гастролируем.

- На концерте, кроме людей среднего и старшего поколения, которые помнят ансамбль в те годы, есть и молодежь. Как она вас принимала?

- Прекрасно! Это даже удивительно, как нравятся молодым песни, под которые когда-то танцевали их родители.

- Чем вы можете объяснить такую любовь к песням прошлых лет?

- Возможно, у многих с тем временем и с теми песнями связаны приятные воспоминания, оттого и ностальгия. А потом, согласитесь, песни тех лет — это прекрасные лирические стихи и замечательные мелодии.

Михаил КОСТАКОВ, заслуженный работник культуры России. г. Владимир.

•Февраль 2004

Бывший вокалист ВИА «Синяя птица» Владимир  Преображенский: «Я не слушаю музыку»

Преображенский: «Я не слушаю музыку»

ДОСЬЕ: Уроженец Вологды. Женат, есть сын. Солировал в ВИА «Синяя птица» с 1982-1985 гг.Занимаясь музыкой, он признается, что из-за насыщенных гастролей не успевает знакомиться с творчеством современных музыкантов. В интервью «КЧ» бывший вокалист распавшегося ВИА рассказал, как можно зарабатывать музыкой и при этом оставаться в стороне от шоу-бизнеса, о «синдроме» провинциальных талантов и Владимире Ленине.

Он говорит, что понятие «Синяя птица» к его ансамблю сейчас не относится, они не имеют права так называться. Поэтому на афише написано: «Сольный Проект экс-солиста «Синяя птица» Владимира Преображенского». Он пел для качканарцев во вторник, 4 ноября

- Как ваше настроение, Владимир Георгиевич?
- Хорошее! В кои-то веки мы успели выспаться!

- Насколько насыщен ваш гастрольный график?
- Мы выступаем очень-очень часто, дома, в Вологде, практически никогда не бываем.

- ВИА «Синяя птица» где только не выступала — и в США, и на Кипре, и даже на Кубе… Каким чудом вы оказались в Качканаре?
- Да, было время, когда наш ансамбль выступал на самых больших стадионах, на самых главных площадках различных стран. В маленьких провинциальных городах, так называемого «второго плана», «Синяя птица» никогда не была. Поэтому мы решили восполнить пробел минувших лет, сделать сегодня то, чего не делали никогда раньше.

- За последние недели какие города успели посетить?
- Реж, Артемовский, Камышлов, Богданович, Каменск-Уральский, Первоуральск, Лесной… Это только те города, которые первыми на ум пришли.

- Как при такой дикой загруженности получается держать себя в тонусе?
- Самое главное, высыпаться, это, во-первых. Во-вторых, не принимать алкоголь.

- Как вас встречают уральцы?
- Как все нормальные люди (смеется — прим.авт.).

- А как все нормальные люди встречают?
- Обычно люди нашего поколения приходят слушать свои любимые композиции, ностальгируют, вспоминают свою молодость, которая связана с этими песнями.

- Молодежь на ваших концертах можно увидеть?
- В последнее время довольно часто. С чем это связано? У кого-то просыпается интерес — что же все-таки такое этот ВИА, кто-то хочет узнать, что слушали их мамы и папы.

- С поклонниками общаетесь?
- Естественно. Если они проходят за кулисы, то и пообщаться можем, и автографы раздаем желающим.

- Трудно ли попасть к вам за кулисы?
- Совсем нетрудно. У нас нет никаких секьюрити, мы абсолютно открыты для общения со своими поклонниками.

- Давайте затронем историю «Синей птицы». Биография коллектива берет свое начало еще в семидесятых годах, как же вам удается столько времени держаться на плаву?
- В общении с прессой я всегда говорю правду о том, что «Синяя птица» свое существование конкретно как «Синяя птица» закончила еще в 1988 году. Но волей народа солисты этой группы решили создать сольные проекты. Это не «Синяя птица», это всего лишь проекты, которые исполняют ее репертуар. Как оказалось на поверку, люди ходят на наши концерты не как на солистов распавшегося ВИА, они идут слушать песни. Поэтому мы и стараемся не делать аранжировки, а исполнять песни именно так, как они были записаны в то время. Люди узнают, реагируют, подпевают, подтопывают, подкрикивают и подтанцовывают.

- Как тогда правильно называется ваш проект?
- Так и называется: «Музыкальный проект экс-солиста ВИА «Синяя птица» Владимира Преображенского».

- Каким составом вы приехали в Качканар?
- Я, как бывший солист «Синей птицы», со мной еще барабанщик, два бас-гитариста, в общем, полный набор.

- Среди этих людей, исключая Вас, есть еще бывшие участники легендарного советского ансамбля?
- Когда уже «Синяя птица» разваливалась, это было в 87-88 годах, немножко поработали в ней наш нынешний гитарист и бас-гитарист.

- Владимир, какие именно у Вас отношения с шоу-бизнесом?
- Никаких. Я в шоу-бизнесе, слава Богу, не кручусь. Как бы это объяснить… Мы работаем только «на кассу». Наш администратор приезжает на площадку, договаривается о концертах, дает рекламу, билеты продают, мы выступаем и получаем гонорар. Таким образом и крутимся. Шоу-бизнес, это когда человек, например, продюсер, вкладывает деньги в другого человека и начинает его раскручивать. Платит деньги за ротацию его клипов на телевидении, пропихивает своего подопечного в различные программы, чтобы тот засветился где только можно и запомнился зрителям.

- То есть, можно сказать, что Вы работаете сами на себя?
- Мы работаем для людей.

- В семидесятые годы, когда ВИА «Синяя птица» только-только набирала обороты, такое понятие как шоу-бизнес существовало?
- Его не могло быть в принципе. Существовали государственные филармонии, и все, что делают сейчас продюсеры, делали раньше они. За каждой филармонией был закреплен тот или иной ВИА либо артист. Поступить на работу в филармонию мог только тот человек, который имел музыкальное образование. Существовал специальный худсовет, который и отбирал будущих артистов.

- Кого из современных исполнителей Вы можете выделить?
- Честно говоря, я музыку вообще не слушаю. В силу того что мы делаем — плотный рабочий график, сильная занятость. Но уверен, что сегодняшние артисты не должны навязываться публике, они должны добиваться того, чтобы народ их искренне полюбил.

- Во время гастролей по провинциальным городам бывает, что к Вам подходят местные таланты и просят помощи либо совета?
- Да, к нам частенько подходят местные поэты и исполнители. Но они прекрасно понимают, что мы никоим образом не относимся к шоу-бизнесу и просить какой-либо помощи от нас бессмысленно. Думаю, им, скорее всего, должны помогать на местном уровне, ведь в каждом городе существуют комитеты по культуре.

- Можно ли сегодня с помощью музыки зарабатывать на жизнь?
- Мы зарабатываем, нам хватает.

- Скажите, а это правда, что в свое время в ВИА «Синяя птица» принимал участие тезка Ленина — Владимир Ульянов. В своем кругу его также звали — Ленин.
- Да, было такое. Но я в «его время» уже не попал.

- Какие еще известные люди были участниками ансамбля?
- Как-то приглашали Игоря Саруханова, но его что-то не устроило, и он проработал с нами совсем недолго. Потом года четыре в качестве звукорежиссера работал у нас Олег Газманов. Была еще ваша землячка, из Челябинской области вроде бы, Света Лазарева.

- Владимир, а вы сейчас в каком городе базируетесь? В столице?
- Нет, вы что. Я не люблю эти большие города, мне от них плохо становится.

- Почему?
- Скажите, а вы вот любите Москву? Я, если говорить честно, не очень. Дело в том, что нам все время приходится проезжать через Москву. Когда встречаешь там своих друзей, которые в свое время переехали в столицу, замечаешь разительную перемену. Если раньше этот человек был жизнерадостным, веселым, то сейчас видишь вместо него какого-то выжатого, нервного робота. В Москве жизнь очень тяжела. Нет, мне по душе моя любимая Вологда со своим собором, запахом вологодского масла, со своими вологодскими кружевами. Вот это настоящая Россия! И Свердловская область — это тоже Россия. А Москва, это не Россия. Это анклав, где собраны все деньги, которые жители столицы постоянно между собой делят.

- Какие песни присутствуют в Вашем сегодняшнем репертуаре? Есть ли в нем новые композиции?
- Нового абсолютно ничего нет. Мы поем песни прошлых лет. Я считаю неэтичным, когда в репертуар «Синей птицы» начинают вставлять свои личные песни.

- Володя Преображенский восьмидесятых годов и сегодняшний Владимир Георгиевич это разные люди или Вы совсем не изменились с тех времен?
- Я остался таким же, как и был. Простой, обычный человек.

- Ваши дети, наверное, пошли по стопам талантливого отца?
- Нет, слава богу, сын с музыкальной деятельностью никак не связан. Вот внучка, наверное, по моим стопам пойдет. Ей четырнадцать лет, и она поет. Вижу, что у нее есть талант. Чистый голос, прекрасная интонация…

Лена Ходырева

 © Взято с сайта  http://www.kchetverg.ru/2008

Интервью Владимира Преображенского  киевской газете «Бульвар Гордона» , май 2009  года

Песня остается с человеком

Экс-солист ВИА «Синяя птица» Владимир ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ: 20 лет назад распалась одна из самых популярных советских музыкальных групп прошлое. Увы — новое время, новые песни.

 

- Владимир, на концерте в Донецке кое-кто все же пытался перекричать аплодисменты: «А Дроздов эту песню пел лучше!». Сравнение, наверное, неизбежно — Сергей Дроздов был «первой скрипкой» в вашем коллективе, который распался в конце 80-х. Теперь у вас свой проект, у него — свой. Скажите, а без того, чтобы писать на афише крупными буквами: «Синяя птица», никак нельзя было обойтись? Может, так было бы честнее по отношению к доверчивому зрителю?

- Поверьте, я об этом проекте не думал. Мы все расстались 20 лет назад: тогда началась перестройка, и люди захотели зрелищ, прежде запрещенных, они устали от ВИА, развлекавших их столько лет. Концерты пошли на убыль, и я решил вернуться домой, в Вологду, а Сергей Дроздов (очень уважаю его за то, что он сделал на сцене) через какое-то время вроде как возродил «Синюю птицу» — в Самаре. Как-то он привез группу в наш город, мы встретились, поговорили по-доброму. И раньше я слышал от него, и в тот раз: «Если в нашем возрасте появляется возможность заработать тем, что мы умеем, почему бы и нет?». Но Сергей не думал, что я так развернусь.

- Кажется, в тот вечер вместе с Дроздовым вышли на сцену и вы, а в зале работала видеокамера. После этого концерта вас упрекали в том, что вы использовали видеозапись с него для собственной раскрутки…

- Никогда я не использовал этот материал в рекламных целях! На телевидении он мелькал только в программах обо мне. Ребята вышли в сценических костюмах, а я — в обыкновенном. Так что никакого умысла у меня не было.

- После той встречи с Дроздовым вы виделись еще когда-нибудь?

- Нет, больше не встречались. Я точно могу сказать, что ему моя активность не нравится, но он никогда не давал мне этого понять. Наверное, мы с ним одного склада, и у каждого из нас есть моральные табу, через которые мы не можем переступить: «А ты чего?». — «Нет, а ты чего?».

- И все же между вами пробежала черная кошка?

- Я, по крайней мере, так не считаю: хотя мы работаем одни и те же песни на одной территории, каждый делает это по-своему. Проблема в другом: множится количество людей, которые представляются «Синей птицей», не имея к ней никакого отношения. В Самаре, например, ребята записывают альбомы, включают в них собственные песни.

Дроздов ушел от них со скандалом и нашел поддержку в лице богатого человека, владевшего брендом «Синяя птица» и клубом с одноименным названием, которое ему разрешили использовать. Согласно фэйс-контролю Сергей подобрал музыкантов — не молодых уже, в стиле тех лет. Послали документы в Самару, чтобы это название у «тезок» отобрать. И вдруг в Самаре появился новый Дроздов. У этого человека другая фамилия, он выше ростом, сходство с Сергеем весьма отдаленное. Но самозванец так вжился в образ, что даже выпустил сольную пластинку. В общем, некрасивая история.

- Но ведь и на вашем концерте однажды был случай, когда зрители дали понять, что им не нравится подмена понятий?

- Вы об инциденте в Барнауле? Зал в тот вечер, между прочим, был забит до отказа. В самом начале раздались выкрики: «Где Дроздов?!». Десяток зрителей, видимо, настроенных кем-то на скандал, пытались сорвать концерт, призывали публику покинуть зал, но никто с мест не встал. Пел я, как обычно, под аплодисменты. А после недовольные пришли к нам в гримерку и стали требовать вернуть им деньги за билеты. Но наш администратор, закончив к тому времени все расчеты с филармонией, уже улетел. Естественно, с деньгами. Что я мог сделать?

У этой истории неожиданно появилось продолжение. После тура возвращаюсь домой и читаю в нашей местной вологодской газете материал о скандале в Барнауле. Звоню в редакцию, спрашиваю, откуда им все это известно. Отвечают вопросом: «А что, разве это неправда?». В Барнауле не было корреспондента вологодской газеты. Значит, написано с чьих-то слов и по чьему-то заказу. Задаю вопрос: «А почему же вы не пишете о других наших концертах, о том, как хорошо везде принимает нас публика?». Знаете, что мне ответили? «Вы же нас об этом не просите»! А другие — просят? Ну что ж, Бог им судья.

- Из «Синей птицы» вы ушли до того, как коллектив распался. Почему?

- Как бы это вам объяснить? Я по натуре простой и добрый человек и совсем не карьерист. Не умею расталкивать локтями, тянуть одеяло на себя, кричать: «Давайте мне, давайте — я!». Ведущим солистом был Сергей Дроздов, я — второй после него. Мне не хватало места. Кстати, все это время я так и не мог получить квартиру, зато, когда ушел и начал работать солистом в коллективе, который ездил по стране с концертами типа сборной солянки, тут же удостоился от властей Вологды двухкомнатной квартиры. Для меня это был очень важный вопрос.

- Неужели вы так и остались в Вологде, не польстились на столичную жизнь со всеми ее атрибутами?

- О чем вы говорите! Я как был вологодским, так и останусь им навсегда. Как-то «Синяя птица» поехала на песенный конкурс, в котором я дошел до последнего тура. Но в итоге лауреатами стали какие-то питерские и московские ребята. После конкурса подошла ко мне женщина: «Володя, вы нам очень понравились. В Москве есть ресторан при «Интуристе». С вашими данными вы могли бы петь для иностранцев русские народные песни. За год найдем вам квартиру, начнете зарабатывать». А я тогда по четыре-пять месяцев дома не бывал. Подумал: «Вот, опять все сначала начинать…». И отказался.

- Жалеете сейчас?

- Ни за что! Я не люблю Москву.

- Москву или московскую тусовку?

- Да вообще всего этого не люблю.

- Если я правильно понимаю, в «Синей птице» работали провинциальные музыканты. Не чувствовали на себе снисходительные взгляды столичных звезд?

- «Синяя птица» начала свое существование при Куйбышевской областной филармонии. Основали ее Михаил и Роберт Болотные. Они из Белоруссии, поэтому изначально планировали создать песенный коллектив в Минске, но место там уже было занято «Песнярами». Потом была попытка в Горьком — и там что-то не сложилось. В итоге обосновались в Куйбышеве, хоть эту базу можно считать условной — мы собирались, конечно, там для репетиций, но жили все в разных городах.

Роберт Болотный (гениальный, я считаю, продюсер!) надеялся, что нам дадут квартиры в этом городе, но так ничего и не получилось. В Москве мы работали часто. Знаете, «Синяя птица» в те годы была действительно очень популярной, и феномена этого никто не мог понять. Каждый год с 25 декабря по 13 января мы принимали участие в новогодних концертах…

- … то есть у вас были «елки»?

- (Улыбается). Да, у нас были «елки» — во дворце спорта «Юбилейный». Громадная программа, в которой участвовали артисты, ставшие сегодня уже мегазвездами. Снисходительного отношения к нам как к провинциалам не помню. А если никакой занозы в душе не осталось, значит, и не было ничего такого. Неформальные отношения мы продолжали, естественно, уже за столом. «Веселые ребята», «Песняры», ансамбль Максима Дунаевского — мы с ними после концертов по вечерам в преферанс играли. Высокого класса музыканты, между прочим.

- Вас заказывали для приватных вечеринок? Хотя модного нынче слова «корпоратив» тогда, наверное, в ходу еще не было…

- Нет, мы работали только в концертных программах. Норма была — 20 выступлений в месяц, и мы ее делали легко — за 10 дней. У нас было время для подработки. Нас приглашали филармонии, у которых оставался свободный фонд зарплаты. Никогда не забуду поездку на Дальний Восток — четыре дня по четыре концерта! Приходили в номер и падали, а на другой день все сначала.

- Говорят, в «Синей птице» была очень жесткая дисциплина, и ее не все выдерживали. Светлана Лазарева не по этой ли причине ушла от вас?

- Ну, к Свете вряд ли это могло относиться. Она ведь алкоголем не злоупотребляла. Скорее всего, у нее были какие-то женские причины для ухода.

- Светлана была единственной дамой в коллективе?

- В гастрольном ритме — да. Мы с ней украшали программу — танцевали рок-н-ролл, я ее подбрасывал в воздух, а потом надо было быстро восстановить дыхание и продолжать петь.

- Через «Синюю птицу» прошли и другие известные сегодня люди — Игорь Саруханов, Олег Газманов. Вы могли тогда предположить, что они станут звездами?

- Саруханов в «Синей птице» появился ненадолго — прослушался только, и все. Может быть, понял, что он сильнее как музыкант. А вот Газманов был другом Михаила Болотного. Когда к нашему ВИА пришла популярность, начались концерты в больших залах, той аппаратуры, которой мы располагали, уже не хватало. Вот тогда-то и появился Олег. Он числился у нас звукорежиссером, но главной его задачей была поставка аппаратуры. Видимо, сказалось морское прошлое Газманова — он знал, где и как купить за границей то, что нам нужно.

- Неужели только возил аппаратуру и даже ни разу не спел?

- Ни разу. Спустя какое-то время мы случайно встретились с ним в Могилеве — у него там был сольный концерт на стадионе. Обнялись, поболтали. То, что с ним произошло после ухода из «Синей птицы», он назвал одним словом: «Поперло». И добавил: «Никогда не думал, что смогу писать такие тексты».

- И музыку тоже?..

- Ну, музыка — это так… А вот тексты! Это большой дар, когда человек так легко, играючи пишет стихи, на которые музыка ложится сама. Кстати, мы с ребятами из «Синей птицы» были первыми, кто оценил вокальные данные Родиона Газманова. Мальчику был всего лишь год, а он уже пел «Степь да степь кругом». Представляете? Это невероятно, просто потрясающе! Мы слушали эту запись буквально с открытыми ртами. К тому же в Москве Олег, видимо, нашел нужных людей, которые помогли его сыну пробиться.

- С «Синей птицы», кажется, начиналось и творчество Симона Осиашвили?

- Он приносил нам свои первые стихи — за ради Бога, только бы взяли. Сережа Левкин написал на них несколько песен.

- В репертуаре ВИА было много песен Юрия Антонова. Правда ли, что записывали их прямо у него дома?

- Да, именно так. А когда мы раскрутили эти песни, он стал исполнять их сам. И появилась группа «Аэробус».

- О грубости Антонова ходят легенды. Как работалось с ним?

- На рабочем процессе это никак не отражалось, но Юра действительно очень резкий человек. Я был свидетелем таких ужасных его выходок… Если ему попадался под руку какой-то «маленький человек» — уборщица, к примеру, — мог оскорбить, не задумываясь. Его директору нужно дать медаль за отвагу.

- Выходит, его многочисленным кошкам живется лучше, чем окружающим людям?

- Выходит, что так. Кстати, дома у него записывать песни было не очень-то легко — от кошачьего пуха першило в горле.

 

 

 

- Вы упомянули Сергея Левкина. Он был вашим другом?

- Да, мы с ним дружили по-настоящему. Столько всего вместе пережито! На гастролях мы всегда жили вместе. После распада «Синей птицы» он ездил с сольными концертами. Его тоже приглашали к себе самарские ребята, но он наотрез отказался работать с ними. Сережа приезжал на мой юбилей, но пообщаться мы не успели — было много народа, а утром он улетел. Больше мы не виделись.

На его похоронах я быть не смог, и знаю, что Дроздов обиделся на меня за это. Я не приехал, потому что в то же время трагически погибла моя сестра. Сережа Левкин умер из-за нелепой случайности — накануне ноябрьских праздников у него открылось язвенное кровотечение. Жена повезла его в больницу, но ей показалось, что дежурный врач был подшофе. Поехали в другую больницу — и опоздали.

- «Синяя птица» 80-х часто разъезжала по свету. И в Танзании успели побывать, и на Сейшелах. Неужели аборигенам экзотических стран могли быть интересны сугубо советские лирические песни?

- Вы думаете, мы публику ехали покорять? Все тогда куда-то ездили по линии комсомола. У нас была специальная программа из русских песен в обработке — концерты проходили в небольших залах, без напряга. Мне и сейчас не верится, что я видел Сейшелы!

Бывали и в Афганистане. Прилетели в Кабул, но до конца не верилось, что рядом идет война. Когда же вечером увидели в окне зарево, вдруг поняли, что это и есть отсвет реальной войны, что там гибнут люди.

Однажды я даже праздновал в Кандагаре свой день рождения.

Мы посидели, отметили, а потом нам показали страшную документальную хронику — камера зафиксировала, как был подбит советский самолет. Мы отчетливо видели на экране: вот пуля пробивает стекло, попадает в одного из летчиков, и он тут же умирает, а его товарищ пытается посадить машину. Нам всюду давали письма и просили отправить их из Союза — наверное, чтоб обойти военную цензуру. Как-то на гастролях за сцену пришел человек: «Помните меня? Мы с вами в Афгане встречались?». Но народу там было много, всех я запомнить, конечно, не мог.

- Сегодня у каждого уважаемого (и не очень) артиста есть то, что называется «райдером». Перечень требований к принимающей стороне сильно изменился с советских лет?

- (Иронично усмехается, обводя рукой убогую, холодную гримерку). О чем вы говорите? Никаких излишеств ни сейчас, ни тогда: чай, кофе, сахар, конфетки какие-то. Все!

- Помнится, даже такой амулет, как комсомольский значок, не спасал поклонниц «Синей птицы» от безумной любви к солистам с чарующими голосами. А как сейчас?

- В отношении поклонниц ничего не изменилось. Разве что теперь за автографами приходят их дочки. Протягивает букет, смущается: «Меня мама попросила». Но по реакции зала я вижу, что и молодежи мой проект нравится. Это очень приятно. Что, разочаровал я вас? Не хватает подробностей? Ну хорошо, специально для читателей «Бульвара Гордона» напоследок расскажу занятную историю.

В Оренбурге познакомили меня с одной поклонницей… Очень красивая девушка — лицо, фигура и при этом глаза такие умные! Ну, предложила она встретиться назавтра. В тот день был объявлен траур в связи со смертью Черненко, и наш концерт отменили. Встретились. Но не по улице же гулять — взрослые уже. В общем, пошли в гостиницу. Я ее вперед пропустил, а меня дежурная подозвала: «Владимир, зачем вам это нужно? Знаете, кто она?». И намекает: дескать, женщина легкого поведения. У меня настроение сразу испортилось — советские же люди были! Так что мы просто посидели в номере немного и расстались. Но ненадолго.

Эта девушка преследовала меня по всему Советскому Союзу. Я ей объяснял, что у меня жена, ребенок. А она: «Люблю и ничего не могу с собой поделать». Вдруг звонит: «Володя, я выхожу замуж за немца и уезжаю в Германию». У меня — как будто гора с плеч. Но не тут-то было. Говорит: «Моему мужу недолго осталось, так что я тебя вызову, жди». В общем, рано я радовался.

 

 

Татьяна ОРЕЛ

Специально для «Бульвара Гордона»

газеты светской хроники (гл. редактор Дмитрий Гордон)

 

На крыльях «Синей птицы» 9 ноября в Добрянке дал два концерта ансамбль «Синяя птица» Владимира Преображенского.

То, что добрянцы знают, помнят и любят песни легендарного коллектива, было заметно уже на входе в «Орфей», где образовалась внушительная очередь. Окинешь ее взглядом — да-а, почти сплошь публика в возрасте за сорок. Намечался вечер в стиле ностальжи. Таким он и получился. Нельзя сказать, что добрянцы выражали свои эмоции на концертах слишком бурно, но то, что песни «Синей птицы» вновь задели душевные струны, это точно. Зал не просто слушал, зал сам полтора часа пел песни. Да и как не петь, если с такими хитами, как «Клен», «Ты мне не снишься», «Моя любовь жива», «В 7 часов у Никитских ворот», «Я иду тебе навстречу», «Горько!», прошла молодость большинства зрителей.

- Спасибо вам за то, что помните эти песни, — сказал, заканчивая выступление, Владимир Преображенский.

С ним мне удалось переговорить между концертами.

- Владимир, насколько я понимаю, вы оказались в нашем городе в рамках некоего гастрольного тура?

- Все верно. Мы с октября в дороге. Начали гастроли с Надыма, выступали уже во многих городах Западной Сибири и Урала, впереди еще ряд уральских городов, Башкирия, Татария…

 

 

 

- Есть разница в восприятии ваших выступлений, скажем, 30 лет назад и сейчас?

- Тридцать лет назад и мы были молодыми, и наши зрители. Энергия, задор буквально рвались наружу. Сейчас наша главная задача — хотя бы на полтора часа вернуть слушателей в их молодость.

- Да, этакая машина времени. А, кстати, в 2003 году в Добрянке уже выступала «Синяя птица»…

- Это был не наш коллектив. В свое время Михаил и Роберт Болотные не зарегистрировали брэнд, и в результате сейчас «синептичники» разных лет выступают в трех коллективах, где присутствует это название. Но лично мы перед зрителями честны. Обратите внимание на афиши: «Гала-концерт лучших песен ВИА «Синяя птица». Музыкальный проект экс-солиста Владимира Преображенского». Мы не называем себя ВИА «Синяя птица». Я не раз говорил в СМИ, что та, старая, «Синяя птица» — это уже история. Чтобы воссоздать тот ансамбль, нужно собрать всех «стариков» под одно крыло и начинать работать. Бродили такие мысли к 30-летию ансамбля, но что-то не срослось. Поэтому существуют музыкальные проекты. Один из них наш. Примерно по этому же пути пошел Сергей Дроздов. А вот ребята в Самаре прямо называют себя «Синей птицей», записывают какие-то новые песни, но этично ли это? Мы этим заниматься не собираемся. Если кто-то из нас захочет записать новую песню, то пожалуйста, но только никакого отношения к «Синей птице» она иметь не будет.

Михаил Калинин

Историческая справка

Первый концерт ВИА «Синяя птица» состоялся 22 февраля 1976 года. У истоков его создания стояли братья Михаил и Роберт Болотные. Ансамбль входил в число наиболее популярных ВИА, много гастролировал, в том числе за границей. В разное время в коллективе работали или сотрудничали с ним Игорь Саруханов, Вячеслав Добрынин, Юрий Антонов, Олег Газманов, Игорь Крутой…

Деятельность «Синей птицы» прервалась в начале 90-х годов. В 1999 году в Самаре дала первый концерт «Синяя птица», возрожденная ее бывшим барабанщиком (видимо, эта группа и приезжала в Добрянку в 2003 году). Затем родился проект группы «Синяя птица», автором которого стал бывший солист ВИА Сергей Дроздов (его голос считался своеобразной визитной карточкой коллектива еще со времени ударных строек). А несколько лет назад появился музыкальный проект еще одного экс-солиста, вологжанина Владимира Преображенского. Его коллектив и выступил в «Орфее» 19 ноября.

Мнения зрителей

Евгений Воробьев:

- Я с удовольствием побывал на концерте. Вместе с этими песнями словно в молодости оказался.

Светлана Ярилова:

- Наши школьные годы были связаны с творчеством «Синей птицы», поэтому мы и пришли с подругой на концерт. Сидели сейчас в зале и вместе с другими зрителями пели старые добрые песни.

Валентина Дроздова:

Кто-то бы сказал в 70-х годах, что этот ансамбль приедет в Добрянку — ни за что бы не поверила. Я довольна, что побывала на концерте, что услышала ностальгические песни в живом исполнении. Приятный вечер получился.

А в Самарском коллективе вообще ни одного солиста из старого коллектива нет. Я имею ввиду не тот ансамбль в котором не было Дроздова, это уже суррогат. А кто пойдет смотреть на барабанщика из старого состава и тот был на замену в конце.

Та самая «Синяя птица».Интервью с лидером ВИА Владимиром Преображенским

Вы знаете и помните их песни. Особенно если вам за тридцать. «Клен», «Подорожник», «Белый теплоход», «В 7 часов у Никитских ворот» и другие. Потому что это хорошие песни. Настоящие. Правильные. И ансамбль тоже хороший и настоящий. Хотя Владимир Преображенский — вокалист ВИА «Синяя птица» говорит, что нынешняя группа — это всего лишь проект, который возобновлен по многочисленным просьбам поклонников.

ВИА «Синяя птица» побывал в Кировограде в рамках гастрольного тура по городам Украины и собрал практически полный зал. Живой звук, непосредственное общение с залом, сценические костюмы а-ля 70-е перенесли зрителей в атмосферу подзабытого уже времени и старой доброй советской песни.

После концерта солист группы Владимир Преображенский пообщался с корреспондентом «УЦ». Простенький свитерок, тихий, спокойный голос, доброжелательная улыбка. Он ни о чем не жалеет и считает себя счастливым человеком, фотографируется с поклонниками, с удовольствием раздает автографы. Даже в ущерб долгожданному перекуру, на который зрители так и не отпустили певца.

 

- Владимир, начну с некорректного вопроса — вы, певец с таким диапазоном голоса — и вдруг курите?

- Да, я курю, причем уже очень и очень давно. Привычка дурная, знаю, но ничего с собой не могу поделать. У меня мама — оперная вокалистка, так она всю жизнь «Беломор» курила и пела очень хорошо. Я вот на обычные сигареты недавно, лет 12 назад перешел, а раньше тоже только «Беломор» курил (улыбается. — Авт.).

- С курением все понятно. А как, скажите, «Синей птице» удается столько времени держаться на плаву?

- Я всегда говорю правду о том, что ВИА «Синяя птица» свое существование закончил еще в 1988 году. Но волей народа члены этой группы решили создать сольные проекты. Это уже не «Синяя птица», это всего лишь проекты, которые исполняют ее репертуар. Как оказалось на поверку, люди ходят на наши концерты не как на солистов распавшегося ВИА, они идут слушать песни. Ко мне многие знакомые обращались, мол, что это ты — жирком заплыл, животик отрастил и сидишь в директорском кресле… Давай, собирай народ и пой! Я подумал-подумал и решил: «А почему бы и нет? Песни-то хорошие, а их забывают. Пластинки сломаны, проигрыватели повыбрасывали, на кассетах нет наших концертов». Вот и собрались, чтобы дать этим песням новую жизнь. Поэтому мы и стараемся не делать аранжировки, а исполнять песни именно так, как они были записаны в то время. Люди узнают, реагируют, подпевают, подтопывают, подкрикивают и подтанцовывают, зрительское ухо не страдает. И сейчас в Кировоград приехал «Музыкальный проект экс-солиста ВИА «Синяя птица» Владимира Преображенского».

А сама «Синяя птица» имела успех только благодаря нашему директору, организатору Роберту Болотному. Мы же молодые были, наши авторы молодые, нас надо было протаскивать… Это сейчас они уже маститые композиторы, а тогда их мало кто знал. В то время, вы же понимаете, без членства в Союзе композиторов невозможно было куда-то пробиться. Потом уже, в конце 80-х, когда стало видно, что наши песни поет вся страна, нас стали замечать…

- Ваш коллектив никогда не был излишне заполитизированным, вы не пели о партии и комсомоле, тем не менее, часто гастролировали за рубежом. Как это удавалось?

- Во-первых, опять-таки благодаря нашему талантливому и пробивному руководителю, который проявлял себя как изумительный организатор и при этом очень тактичный человек. Он очень много порогов обил и сил потратил, но гастроли все же состоялись. Во-вторых, вы же не забывайте, мы — провинциальная группа, не москвичи, не ленинградцы, за которыми пристально следили. И нас не заставляли петь о партии и комсомоле именно по той причине, что мы с периферии. На телевидение не попадаем, никому не мешаем. В те времена, если ты не попадал в ротацию, то о популярности можно было и не мечтать.

Так вот все зарубежные поездки наш директор как-то смог «протянуть» по комсомольской линии. Мы были во Вьетнаме, Лаосе, других азиатских и африканских странах. Вот это интересно и сложно. Допустим, позавчера мы были еще в Воркуте, где -30°С, сделали пересадку в Москве и попали в Лаос, где +40°. От этих температурных перепадов и разницы во времени вообще голова шла кругом. Много работать там нашему человеку невозможно.

- Вы не попадали «в телевизор» тогда, не слишком часто попадаете и сейчас… Проект «Синяя птица» — не формат?

- А я туда и не стремлюсь, честно. Скажу больше — настоящую популярность и любовь зрителей имеют те, кто не попал в этот «телевизор». Правда, у вас в Украине чуть-чуть другая ситуация — уровень клипов, класс исполнителей, музыкальных передач повыше, чем в России. Это хороший европейский уровень. О вокале я уже не говорю. Представить, что в Украине — и нет голосов, такого быть не может… Чем мы отличаемся от людей, которые считают себя современной музыкальной элитой — я сейчас объясню. «Синяя птица» никогда не ориентировалась на финансовую составляющую. Даже если в зале сидит 30 зрителей — мы будем работать в полную силу. Эти люди — наши поклонники, они любят наши песни, и как можно отменить концерт или кое-как спеть под фонограмму? У нас нет на это морального права.

- Простите, а на что вы тогда живете? У вас помимо творчества есть еще какой-нибудь собственный бизнес?

- Нет, ничего такого нет. Но на жизнь мне и этих денег хватает. Повторюсь, если бы мы жили в Москве, конечно, это были б копейки. А так… Для Куйбышева нормально. У меня нет, конечно, лимузинов и многоэтажных дач, да я и не стремлюсь к этому. Живы-здоровы родные, есть на что купить еду и одеться, пару раз в году съездить отдохнуть — и хватит. Хотя раньше мы получше жили. Были концертные ставки — по 30 рублей за концерт. В месяц выходило рублей 400. Это притом, что инженер на заводе получал 170. Можно было шиковать!

- Когда во время военных действий в Афганистане «Синяя птица» поехала в эту горячую точку, чем руководствовались? Понятием долга, чести?

- Это нужно было, понимаете? Это было престижно. А если тебя еще и посылают… Какие могут быть причины отказаться? Ведь этой поездки еще надо было добиться! О том, что там опасно, мы не думали. Молодые были, отчаянные, воспринимали все, как обычную командировку. Хотя насмотрелись всякого — пули, кровь, госпитали. Ужас! Но вот когда мы пели перед этими поломанными жизнью ребятами, я понимал: «Мы делаем правильные вещи». И я считал своей миссией, долгом вот так поднимать боевой дух советских солдат, песней говорить им о Родине, о том, что их не забыли…

- Сейчас молодые исполнители часто перепевают старые песни, делают на них римейки, которые пользуются успехом. Как вы к этому относитесь?

- Они же не перепевают наши песни. Потому что они не наши (смеется. — Авт.). Они принадлежат композиторам. Но на самом деле, главное — чтобы песню помнил народ. И если в исполнении какого-нибудь молодого певца она попадет в сердце слушателя, почему бы нет? Хотя я не знаю песню, которая бы от «переделки» стала лучше. Сейчас какая ситуация? Ничего нового, настоящего, нет. И молодые копнули 80-е, потом полезли в 60-70-е. Сейчас уже до войны добрались.

- Песни «Клен», «Подорожник» пережили не один десяток лет, но остаются узнаваемыми и любимыми. Как вы думаете, какие песни дня сегодняшнего не сотрет время?

- Сложный вопрос. Даже не знаю, что ответить. Ничего в голову не приходит. Разве что Митяев. И все. Знаете, я даже могу сказать почему. Из-за авторизации. Просто сейчас один человек и музыку пишет, и стихи, и поет это творение сам. Думает, что неплохо получилось, видимо… Раньше-то как было? Профессиональный композитор музыку сочинил, автору-поэту она что-то такое в голове напомнила, картинка сформировалась… Профессионалы, две творческие личности привыкли работать на ассоциациях, они знали, как это пишется, что надо сказать людям…И получилась великолепная песня, которую поют до сих пор, с осознанными словами и красивой мелодией.

Я вот раньше тоже песни писал, а сейчас понял: «Не могу». Точнее, что-то там такое накалякать могу, но кому это творчество надо? Лучше я буду делать то, что умею, — петь.

- Ощущается ли разница между Россией и Украиной в плане восприятия вашего коллектива?

-Да нет никакой разницы во всех смыслах. Мы до сих пор граждане одной страны. Я уверен, что все люди, особенно в восточной половине Украины, не думают об этом, и наш ансамбль не думает об этом. Мы — одинаковые, и я одинаково желаю счастья и россиянам, и украинцам, и грузинам, и молдаванам. Будьте здоровы, слушайте песни «Синей птицы», и вы станете светлее и добрее!

Анна Кузнецова, «Украина-Центр» / 27.03.2009